Как я решила заболеть.

В один чудесный рабочий день, а именно сегодня, суждено мне было заболеть. Собираясь утром на работу, ухватилась рукой за дверной косяк да так и застыла, как каменное изваяние неизвестного резчика. Мышцы поясницы и прилегающих областей оказались безнадежно парализованы, говоря по-простому «прострелило» спину.

Уау! Класс! Опыт подобных метаморфоз у меня есть, благо что со спиной маюсь с детства, а так отлежусь, отосплюсь и вполне законно прогуляю работу! Отзвонилась начальству, цапнула солевую грелку и упала с ноутбуком на кровать – соблюдать постельный режим и тихо отбрасывать копыта. Все, как положено больным.

Прошло пару часов, понадобилось мне встать, да не тут-то было: как оказалось разогретые больные мышцы гораздо менее сговорчивы, нежели просто больные. Поясница наотрез отказывалась нести меня по назначению в другую комнату. Да что там комнату, она меня и поднимать-то с кровати отказалась!

Дальнейшие ухищрения следовало бы снять на камеру и выложить в мировую сеть – поржать всем селом и городом. Сползала я по частям: 7 минут сползает рука, затем 6 минут нога и так минут в 30 мы уложились всей массой. Еще минут 10 ушло на внушение невидимому кукловоду, держащему меня за штатную марионетку, вернуть ноги в вертикальное положение. Ноги не слушались, желеобразной массой растекаясь в разные стороны.

Доплелась рассыпающимися мощами до злополучного косяка, скосившего меня еще утром, и поняла, что бывают дни по-настоящему невезучими. Мое чудесное тело решило, что хорошенького понемножку, дошла сюда и молодец, и плавно утекло на пол, даже не поинтересовавшись моим мнением. Вернее свалилась я мешком, но для красоты повествования представьте, что и падала я очень патетично. Пришлось доставать вторую грелку.

Больше всего моей болезни рад был папа: он ласково улыбнулся и медовым голосом возвестил «как удачно тебя прострелило, сегодня как раз у мануальщика-костоправа приемный день!». В эту минуту мы со спиной были единодушны – «не дадимся!» Она даже решила не болеть – надо же от отца отбиться.

Отбились, лежим, чистим апельсины. Я начистила апельсины семье из трех человек недели на 3, ибо делать что-то надо, а есть то, что почищено уже не хочется. Не лезет в больного человека больше 2 апельсинов за раз.

Идея слинять с работы уже не кажется такой привлекательной – там бы я хоть что-то делала. Нет, я и дома работаю, благо что дела как тараканы от тапочка сами не разбегаются. Но согласитесь: работать как человек за письменным столом намного благороднее, чем в позе буквы «ять» и прижатой к спине рукой!

К вечеру, не выдержав солевых прогреваний, заболел живот. Теперь нас стало уже 3 самостоятельных личности: я, спина и живот, и найти удовлетворяющую всех позу оказалось непосильной задачей. Куда не повернись – кто-то из троих начинает болеть и бунтовать. В большинстве случаев – я.

А на улице солнышко, ветерок, глаз радуется, ехидно выглядывая из окна и теплого одеяла. Хоть в чем-то приятность. До вечера пришлось изображать цаплю – в лежачем положении поджималась то одна, то другая нога, а то и сразу обе.

В общем день прошел в плодотворных размышлениях о вечности и собственной невезучести. Размышлять о вечности целый день – задача посильная только очень уставшим от работы людям. Я пожалуй все ж метнусь завтра в офис.

Вот такая со мной приключилась история. А Вам доводилось болеть так, что можно юмористический рассказ об этом написать?

О плохих болезнях говорить не будем.

Написать ответ